МОЙ АЗЕРБАЙДЖАН

О проекте  |  Редакторы  |  Блог  
РОССИЙСКО-ТУРЕЦКИЕ ВЗАИМООТНОШЕНИЯ В 1920-1921 гг.

Некоторые вопросы исторической географии Чухурсаада (XV-XVII вв.)

Рафик Сафаров, старший научный сотрудник Института археологии и этнографии Национальной Академии Наук Азербайджана


Частъ азербайджанских земель, которые в XIX в. назывались Иреванской губернией, а в XX в. превратились в Армению, с XV в. вошла в историю под названием Чухурсаад.

Елизаветпольская губернияФормирование территории Чухурсаада, как было показано в статье "Об этническом составе Чухур Саада в XIX в." (ссылка), находилось в прямой физико-географической зависимости и обуславливалось особенностями окружающего ландшафта. Эта область Азербайджана целиком расположена в горной местности. Не случайно, что пределы ее территории, практически по всему периметру, окаймляют водораздельные хребты. Довольно часто некоторые горные хребты, кроме функции природных барьеров, исполняли роль естественных границ, по которым пролегали пограничные линии административных и государственных образований. Эта закономерность во многом присуща другим регионам Передней Азии. Более того, она проявляется в разных частях света.На территории крупных государств рассматриваемого региона трехуровневая система административного деления сохранялась неизменной на протяжении последних двух тысячелетий. В зависимости от политической ситуации иногда происходило переподчинение отдельных мелких территориальных единиц между более крупными политико-административными образованиями. Так, например, Сасанидское государство имело трехуровневую административную структуру: шахри/ наханг/остан/кюра - рустак/тасуг.2

Для обозначения историко-географ ических регионов внесем ясность в терми нологию иерархии административно-территориальных единиц. Самые крупные регионы страны называются вилаетами, именно: Азербайджан, Чухурсаад, Карабах, Ширван, Картиль, Ирак-и Адже, Хорасан и другие. Таксономически oни соответствуют османскому эялету русской области/губернии.

Регионы меньшего размера, имеющие устойчивые черты географической, а иногда и политической самостоятельности и входящие в состав какого-либо вилаета, в иерархии фигурируют как провинции - тюмен(туман)/ольке, например, Иреван, Нахчыван, Шурагель, Капанат и т. д. Аналогами являются османский санджак/лива (округ). Наконец, историко-географические районы локального значе ния обозначены махалами, как то Лори, Сурмали, Зарушад и прочие (аналоги: осмайская нахия, русская волость/участок).

Последнее деление не было строго выдержано, и под видом мелких административных округов нередко существовали ольке, принадлежавшие наследственным владетелям.3 По территориальной величине уделы могли охватывать как провинцию, так и один или несколько махалов.4 В дальнейшем ольке явились зародышем образования ханств и султанств, существовавших в рамках все тех же ис-торико-географических провинций и округов. В Иране, Малой Азии, на Кавказе и других регионах естественные рубежи являлись формирующим элементом не только областных и провинциальных, но даже махальных границ. При засушливом климате и неравномерном распределении водных ресурсов естественное и искусственное орошение имели в жизни населения Азербайджана исключительное значение. В этой связи практически все махалы целиком или частично охватывали речную долину, окаймленную горными цепями, исполняющими роль водоразделов.

Сегодняшние политические границы являются результатом вмешательства иностранных держав и могут рассматриваться как постколониальные, разделившие азербайджанскую этническую территорию между несколькими государствами. Усугубляющим следствием этого процесса оказались организованная армянская колонизация и развал Российской и Османской империй. Часть азербайджанских земель, которые в XIX в. назывались Иреванской губернией, а в XX в. превратились в Армению, с XV в. вошла в историю под названием Чухурсаад. Топоним Чухурсаад образовался от имени каракоюнлинского оймака Саадлу, который известен под этим именем, во всяком случае, с середины или с начала второй половины XIV в.

Само происхождение этнонима Саадлу исследователи связывают с именем одного из племенных предводителей - Саада, который жил в XIV в. Древней родиной оймака Саадлу были махалы Магазберд/Нахчыван и Сурмали, занимавшие юго-западную окраину Иреванской провинции, т. е. первоначальный Чухурсаад.5 Магазберд располагался на правом берегу Западного Арпачая при впадении в Араке, а Сурмали там же, но на правом берегу Аракса, вплоть до Агрыдага (который армяне называют «Арарат»).

В XV в. Саадлу обладали землями по обоим берегам Аракса, долина которого расположена между горными вершинами Агрыдаг и Алагяз, благодаря чему она походит на углубленную впадину - "чухур" по-азербайджански. Жители равнинной части Иреванской провинции и в XV1H-XIX вв. продолжали называть долину Саадским Чухуром".

Во времена, когда Каракоюнлу взяли власть в Тебризе (1410), Саадлу уже обладали Иреваном, вокруг которого сформировался вилает Чухурсаад. При дифференцированном подходе к данным, приводящимся в статье О. Эфендиева, можно заключить, что область Чухурсаад в XV в. включала Иреван и Шурагель7, расположенные но обоим берегам Западного Арпачая. Кроме того, после похода Тимура в 1386 г. на Азербайджан, махалы Лори, Памбак8 и Борчалы9 последовательно принадлежали Джелаиридам, Каракоюнлу и Аккоюнлу. Понятно, что они входили в состав Аррана, распавшегося в XV в. на два вилаета - Чухурсаад и Карабах. По другим данным Чухурсаадский вилает был более обширным и охватывал также провинции к западу от Арпачая и городов Карс и Кагызман.10

В описываемое время Чухурсаад на севере граничил с Грузией, а после ее распада в 1469 г. - с областью Кар-тиль/Картли. С востока ему по водораздельному хребту был сопределен Карабах, провинцией которого исстари являлся Казах - часть прежнего Аррана. К западу и югу Чухурсаад граничил с Атабек-Юрду (Самцхе-Саатабаго), Пасином, Алашкертом и Баязидом, а к юго-востоку - с Азербайджаном, в состав которого входили провинции Нахчыван, Капанат и Маку.

Состав Чухурсаада не раз менялся вплоть до распада Кызылбашского государства. Изменение территориальных пределов этого вилаета происходило на стыке границ с Карабахом и Картилем па севере и с Азербайджаном и Карабахом на юго-востоке. Тем не менее, основной причиной территориальных изменений Чухурсаада и, в целом, Кызылбашской державы в XVI-XVII вв. являлись неоднократные войны с османами. Действия в боевых операциях на западе державы осложнялись непрерывными войнами с узбеками на востоке. Поражение кызылба-шей в Чалдыранской битве привело к потере в 1514-1515 гг. малоазиатских областей страны.11 В их руках после 1521 г. оставались провинции Ван, Баязид, Адильджеваз, Малазгирд, Арджиш, Хыныс, Алашкерт и другие. По-видимому, тогда они и были объединены с Чухурса-адом. Но уже в следующей войне (1533-1535) османы захватывают большинство этих провинций12, а Чухурсаад становится пограничной областью. После отошедших к османам по условиям Амасийского договора 1555 г. туркменских земель, в пределах вилаета остались Баязид, Кагызман, Алашкерт и все правобережье Западного Арпачая".

Османская агрессия (1578) возобновилась во время смуты среди кызылбашей, продолжавшейся с 1575 г. За год перед тем, по подстрекательству османов, подняли мятеж местные сунниты. Курды совместно с войсками османского бейлербея Вана заняли Салмас, Хой и Урмию. Курдское племя мукри (пришлое племя, появившеся на территории Азербайджана с конца 11 в. - ред.) заняло Сулдуз и Миандуаб. В то же время принц Абубекр, бывший из рода прежних ширваншахов, собрал вокруг себя 2-3 тыс. человек из племени лезгин и караберк (из остатков бывшей ширванской армии) и возглавил антисефевидское восстание, начавшееся резней кызылбашей в Дербенде и Шабране.13

Наряду с безуспешными действиями на османском фронте, сопровождавшимися потерей западных областей, в том числе трона в Тебризе, Азербайджан подвергся нападению узбеков, захвативших в 1587-1595 гг. почти весь Хорасан с городом Мешхедом (1589). Пока шла война с Шейбанидами, Великие Могулы в 1594 г. заняли Кандагар и часть Мекрана. В результате османской войны (1578-1590) территориальные потери страны по своим масштабам не уступали войне предыдущей, а вместе с потерями на востоке намного превосходили их. Согласно Стамбульскому договору 1590 г. весь Чухурсаад вместе с соседними областями перешел под османское владычество.

В период оккупации османы позаботились о налаживании своей администрации в кызылбашских областях. Были внесены значительные административно-территориальные изменения в состав областей и провинций. Границы вновь образованных эялетов лишь в определенной степени соответствовали границам прежних вилаетов. Нахчыванская провинция вместе с махалом Баргюшад была передана из Азербайджанского вилаета в состав Чухурсаада.15 Остальные азербайджанские владения на левобережье Аракса - Капанат и махал Зангезур, вместе с чухурса-адскими провинциями Баязид и Алашкерт были выделены в отдельную Баязидскую ливу.16 Кроме того, в состав нового Карсского эялета отошли чухурсаадские провинции Шурагель и Кагызман.17 Османы произвели административные изменения в провинции, лежащей между Чухурсаадом, Картилем и Карабахом, выделив ее махалы в отдельный эялет. Вокруг древнего центра Дашира и Борчалы - крепости Лори в 1584 г. был образован Лорийский эялет в составе махалов Лори, Памбак, Дашир, Ахтала и Арпалу18

Поражение в османской войне 1578-1590 гг. оказалось для кызылбашей потрясением национального масштаба с далеко идущими последствиями. По условиям мирного договора пограничная линия проходила от Аракса через Караджадаг, Туркманкенд, вдоль меридионального течения Кызылузена, и далее через Хур-рамабад до Персидского залива", оставляя в османских пределах Тебриз, Марагу, Хамадан, Луристан и часть Хузистана. Уместно напомнить, что земли туркман простирались от Анкары до Тегерана на востоке и от Халеба и Мосула до Тифлиса и Дербенда на севере.

В результате османских войн кызылбаши отступали вглубь страны, и вслед за ними Сефевиды дважды вынуждены были переносить столицу государства подальше от новых границ - вначале в Казвин (1555), а затем в Исфахан (1598). Факт остается фактом, османы в течение 1514-1590 гг. захватили половину западного Ирана, или более четверти всей страны. Наступило осознание того факта, что кроме восточных частей Азербайджана и Ирак-и Аджема, вся туркманская этническая территория оказалась под властью османов. Но главной трагедией для шиитов являлся захват врагами - суннитами шиитских святынь в Ирак-и Арабе (с 1534 г.), Хорасане и подступов к Ардебилю. Война на два фронта, внутренние распри и областной сепаратизм несли прямую угрозу расчленения страны. Стало очевидным, что одни кызылбаши, раздираемые борьбой за власть и утратившие чувство этнического единства, более не в состоянии защищать веру отцов и целостность государства. Тяжесть положения подвигала шаха Аббаса (1587-1629) к проведению военной реформы с целью создания регулярной армии, дисциплинированной и технически хорошо оснащенной 20

Начало целой серии антиосманских восстаний туркман было положено в 1508 г., когда кызылбашский правитель Эрзинджана Нурали халиф Румлу21, перейдя османскую границу, поднял в Тока-те на борьбу 4 тысячи афшар, караманлы, варсаков, текели и бозоков. Восстание 20 тысяч кызылбашей из текели во главе с Шахкулу бабой Текели, начавшееся в Анталье в 1511 г., распространилось в Кайсери и Сивас. Восстание в Руме, во главе которого стоял шейх Джелал Бозоклу, повторилось в 1518-1-519 гг. Несколько восстаний в 1526-1529 гг. прокатилось среди бозоков в Зулькадаре, а также в Киликии и Токате с участием 30 тысяч туркман.22

За успешным подавлением первых восстаний румских и караманских туркман в 1511-1512 гг. последовали карательные меры султана Селима I Явуза (1512-1520) против малоазиатских шиитов. Во время предстоящего похода против кызылбашей султан устроил резню 40-45 тысяч подвластных шиитов, полагая этой акцией обеспечить надежный тыл.23 В идеологических целях османские улемы объявили кызылбашей еретиками и предписали правоверным мусульманам относиться к ним соответственно. Широкое распространение приняла обоюдная торговля шиитами и суннитами на невольничьих рынках Дар уль-Ислама. Во время войны и оккупации 1578-1607 гг. османы развернули массовую продажу шиитов в рабство.24

Ненависть между двумя народами до крайности обострила их отношения. С 1588 г. начались отдельные восстания малоазиатских кызылбашей, переросшие в общенациональную борьбу туркман с османами, в то время увязших в австрийской войне (1593-1606). В 1595-1603 гг. она охватила туркманские области Рума (Сиваса), Карамана (Коньи), Ма-раша, Халеба, Мосула, Диярбекира, Вана и Эрзурума. Это национально-освободительное движение в османской историографии получило название "джелалийской смуты" по имени вышеуказанного шейха Джелала Бозоклу. После поражения Кара Языджи в 1601 г. и его брата Дели Хасана в 1603 г. туркманское сопротивление продолжалось в Карамане, откуда перекинулось к соплеменникам, выселенным в Киликию и Анатолию (Айдын, Сарухан и Бурсу). За шесть лет из 200 000 участников восстания османы уничтожили 65-100 тысяч человек. 2S

Война в Европе и борьба с азербайджанским освободительным движением внутри страны поставили османов в затруднительное положение. Исфаханский двор прекрасно осознавал выгодность сложившейся ситуации для отвоевания родных земель. Освобождение страны началось с победы над узбеками под Гератом в 1599 г. и очищения Хорасана.26 В 1603 г. шах Аббас предпринял успешную войну с османами за возвращение утраченных земель. После их изгнания были упразднены все административные изменения, осуществленные османами, а сами провинции возвращены в состав прежних вилаетов. Эти меры касались, прежде всего, Чухурсаада, состав которого был значительно изменен при османах. Так, Нах-чыван, Капанат и Баргюшад опять числились в Азербайджанском вилаете". Отвергнув намерение картильского вали на владение всем упраздненным Дорийским эялетом28, шах в 1606 г. принял решение передать под начало чухурсаадского бейлербея часть этого эялета, а именно махалы Лори, Памбак и Борчалы по правому берегу реки Бердуджи/Дебеда. Наличие Лори в Чухурсааде подтверждают сведения Искендера Мунши за 1628 г.29 Но тогда, разумеется, и Памбак должен был входить в этот вилает.

В новой серии османо-кызылбашских войн XVII в. Чухурсаад оставался приграничной областью, и внешняя граница между обоими государствами определяла территориальный состав вилаета. Обе войны (1603-1612 и 1616-1618) ознаменовались для кызылбашей победами и восстановлением границ по условиям мирного договора 1555 г. Это положение видно из списка эмиров и их владений, составленных Искендером Мунши в 1628 г., где в составе Чухурсаада показаны Алашкерт и Баязид.30 Не трудно догадаться, что Кагызман, Магазберд и западный Шурагель также оставались в кызылбашских пределах. Воспользовавшись внутренними неурядицами соседа, шах Аббас в 1623 г. занял Ирак-и Араб и восстановил власть над шиитскими святынями, которые оставались в руках кызылбашей до 1638 г.

Уход из жизни в январе 1629 г. шаха Аббаса - талантливого правителя и полководца, опасного противника османов, повторившего подвиг своего прадеда, шаха Исмаила I, по собиранию родных азербайджано-туркманских земель, побудил последних начать в том же году очередную войну против кызылбашей. В отличие от двух предыдущих войн Османская империя имела значительный успех, достигнутый не столько от напряжения всех своих сил, сколько благодаря бездарному правлению шаха Сефи I, пренебрегшего достижениями аббасовских реформ. Тем не менее, впервые в истории азербайджано-османских взаимоотношений мирную инициативу проявлял султан.31 В приграничной кызылбашской крепости Касри Ширин в 1639 г. был подписан мирный договор, закрепивший линию границы почти на целое столетие: по договору к османам окончательно отошел не только Ирак-и Араб, но и западные провинции Чухурсаада.

Детально разобраться в османо-кызылбашском разграничении позволяют сведения из сочинения османского путешественника Эвлии Челеби, посетившего Чухурсаад в 1646-1647 гг., вскоре после установления мирных отношений между обоими государствами. В своих путевых заметках он особо отмечал, что Шурагель (правобережняя часть - Р. С.), Магазберд и Зарушад находятся под властью Карсского эялета, а границей между двумя государствами служит река Арпачай. Эвлия Челеби также сообщает, что крепость Баязид приписана к Ванскому эялету.32 Его информация полностью совпадает со сведениями трактатов османских авторов Кочибея и Али Чауша, составленных в 40-50-х гг. XVII в. и касающихся административного деления государства. Шурагель, Зарушад, Кагызман, Алашкерт и Баязид у них показаны в составе османских эялетов.33 Нисколько не противоречит османским сведениям подробное описание османо-кызылбашской границы у А. Д. Папазяна, сделанное им согласно решениям, принятым в договоре 1639 г. Граница на всем протяжении была установлена по реке Арпачай, далее, огибая по Араксу Кульп, спускалась на юг до Агрыдага и тянулась с запада на восток до Загроса.34 Согласно описанному разграничению Кайкули/Агбаба остается на османской стороне.

Как ценный первоисточник особое внимание обращает на себя анонимное сочинение «Тазкират ал-мулюк», написанное в 1722-1725 гг. Оно отражает административно-территориальное деление Кызылбашского Азербайджана. Не все данные автора отличаются точностью. В частности, Баязид и Магазберд, отошедшие к Османской империи, показаны в составе Чухурсаада.35 Как ни странно, вкравшаяся ошибка перекочевала в сочинения А. Рахмани36, по всей видимости, предпочитавшего лишь иранские источники, причем, без их критического анализа.

В результате османского натиска Чухурсаад в течение 1535-1639 гг. потерял половину своей территории. Из прежних провинций (XIV-XVI вв.) в составе вилаета к 40-м годам XVII в. остались только Иреван и восточный Шурагель.

Значительные внутренние изменения состава Чухурсаада, которые также отражены в «Тазкират ал-мулюке», происходили после смерти шаха Аббаса I. Более ранний специальный источник, как считает А.Рахмани, отсутствует. Он согласен с мнением В. Ф. Минорского по поводу того, что административное деление, показанное в этом сочинении, относится к периоду после заключения мирного договора 1639 г. Если так, то тогда все территориальные изменения должны относиться к отрезку времени между 1629 и 1639 гг., т.е. приходиться на правление шаха Сефи (1629-1642). Но точные сведения, отражающие время передачи некоторых провинций (Нахчыван, Маку, Лори и т. д.) из одного вилаета в другой, в нашем распоряжении отсутствуют.

Обнаруженная в источниках информация, хотя и косвенно, позволяет в какой-то мере восполнить пробел, связанный с территориальным переделом. Так, содержание одного документа за 1634 г. дает основание полагать, что Маку подчинялся в то время чухурсаадскому бейлербею.37 Исходя из этого, напрашивается вывод, что Нахчыван также принадлежал Чухурсааду. В другом источнике, в связи с подготовкой к новой войне с османами, ханы Казаха, Шамшадиля и Лори в 1634 г.38 показаны как относящиеся к одному вилаету. Причем, известно, что до и после 1634 г. Казах и Шамшадиль принадлежали Карабаху.39 На основании вышесказанного допускается, что шах Сефи произвел между 1629 и 1634 гг. изменения в административной принадлежности некоторых провинций, подчинив азербайджанские провинции Нахчыван и Маку Чухурсааду, в то же время передав из его состава в Карабах провинции Лори, Памбак и Борчалы.

То, что Маку, а значит и Нахчыван, во всяком случае, после договора 1639 г., находились в подчинении чухурсаадского бейлербея, становится известным из сообщения Эвлии Челеби. Причем, как пишет османский путешественник, Маку является особым султанством в пределах Иреванского ханства 40, что в его во многом пренебрежительном тоне ко всему кызылбашскому, т. е. шиитскому, равнозначно Чухурсаадскому бейлербейству.

Что касается северных махалов Чухурсаада, то, во всяком случае, исходя их текста одного документа, становится ясным, что в 1668 г. Лори и Борчалы принадлежали Карабахскому бейлербею.41 В то же время в грузинской историографии имеет место мнение о принадлежности названных махалов в XVII-начале XVIII вв. картильскому вали. Исследователь статистики населения Грузии Я.Лордкипанидзе пытается представить все таким образом, что провинции Лори, Памбак, Борчалы и Кайкули якобы состояли под управлением вали Картиля.42 Однако материалы грузинской переписи 1721 г. говорят совершенно об обратном, т. е. об их отсутствии в составе Картиля. Будь иначе, эти провинции были бы охвачены переписью. Причем, Вахушти не мог даже дать полного списка деревень по данным провинциям. Как могли быть осведомлены картильцы о населенных пунктах Лори, Памбака и Борчалы, если те с последней четверти XIV в. входили в состав Аррана. Наличие же полного списка деревень Кайкули у Вахушти43 объясняется тем, что он окончательно отошел к османам только в 1639 г.

Таким образом, сам факт произведенных в Чухурсааде административно-территориальных изменений, если не в 30-х гг., то, несомненно, в первой половине 40-х гг. XVII в. нашел свое отражение в источнике 1725 г.44 За последние сто лет своего существования (начиная с 30-х гг. XVII в.) Чухурсаадское бейлербейство охватывало провинции Иреван, восточный Шурагель, Нахчыван и Маку.

В последней четверти XVII в. стал заметен упадок Кызылбашской державы. Усилились шиитские гонения на суннитов, христиан, иудеев, гебров, индусов. Возобновились вторжения узбеков в Хорасан, а голландцы завладели островом Кешм в Персидском заливе. При шахе Хусейне (1694-1722) на религиозные преследования шиитского правительства сунниты ответили мощными восстаниями в Ширване (1711) и афганцев-гильзаев в Кандагаре (1715). В первой четверти XVIII в. (1722-1724) страну по частям захватили афганцы, русские и османы. Последним достались западные области. Османы, в основном, сохранили существовавшее при Сефевидах административное деление, внеся в него лишь незначительные изменения. Во время нападения османов в 1723 г. без боя сдался Картиль. Вслед за ним азербайджанцы западной половины Казахской провинции45, исповедующие суннизм, изъявили желание перейти под власть единоверцев. Преобразовав Картиль в Тифлисский эялет, османы в 1724 г. включили в его состав часть Казаха (махалы Тюрк, Чувар, Ахстав и Инджа), Памбак, Борчалы (Агджакала), терекеменские (туркманские) эли в Баратлы, Байдаре и Демирчихасанли.4* Они вошли в состав новых санджаков Тифлиса: Сомхурут/Сомхит (Меркез, Дашир, Памбак/Петек), Агджакала и Кайкули.47 Дорийский махал остался в составе Карабаха.48 Чухурсаад на этот раз был сохранен в прежнем составе.

В административном отношении чухурсаадские провинции делились на махалы, из коих каждый назывался по имени протекающей в нем реки или самого большого села. О внутреннем делении чухурсаадских провинций можно судить по материалам фискальной переписи XVI в., составленной во время османского владычества в кызылбашских областях. Она дает нам полную картину махального деления Чухурсаада.

Во вновь захваченных землях османы вводили свою административную систему управления. Они разделяли эялеты на санджаки или казы, а те, в свою очередь, делились на нахии. Османы полагали, что в целях укрепления своей власти и более эффективного управления наиболее крупные провинции следовало раздробить на части для создания новых административных единиц. В Иреванском эялете (б. Чухурсаадский вилает) было образовано восемь санджаков. Из них пять находилось на территории Иреванской провинции: Иреван, Гейча, Талын (все три - на левобережье Аракса), Аралык (на правобережье Аракса) и Агджакала (на правобережье Западного Арпачая).49 Нахчыванская провинция была поделена на три санджака: Нахчыван, Шарур и Ордубад.50

Нахчыванская провинция, судя по данным переписи 1590 г., состояла из махалов Шарур, Карабах, Мавазиихатун, Мюльки-Арслан, Дарашахбуз, Нахчыван, Алипджа, Азадгиран и Сисъян.51 В списках реестра не указан махал Даралагяз -исконная часть Нахчыванской провинции. Этот махал был самым крупным среди них по территории и числу населенных пунктов. Во время османской оккупации в 1588-1604 гг. Нахчывану были подчинены капанатские махалы Барпошад и Урут. Скорее, последний представлял собой вакуфный мюльк (монастырское поместье) Татевского монастыря, нежели административный махал или нахию, принятые в азербайджанской и османской административных системах.52 Кроме того, в составе Азадгирана в виде нахии существовали три небольших вакуфных мюлька Дарашам, Шорлут и Даранюргют, являвшиеся поместьями Акулисского монастыря." Из Сисианского махала была выделена небольшая Базарчайская нахия. Центром Азадгиранско-го махала являлся г. Ордубад. Махалы Зар и Зебил, которые османы причислили Нахчывану, прежде принадлежали Иревану.54

Здесь же заметим о вкравшейся неточности у 3.Буниятова и X.Мамедова, авторов перевода "Краткого реестра Реванского (Ираванского) эялета", которые причислили Агджакалинский санджак к Нахчывану под видом нахии.55 Сверка списков деревень санджака и их локализация лишний раз убеждают в верной интерпретации данных османской переписи у Ф. Кырзыоглу, который размещает Агджакалу на правобережье Западного Арпачая. В данном случае санджак включал все земли между Араксом и Шурагелем.

Вторая османская перепись Иреванского эялета (Чухурсадского бейлербейлика) за 1724-1728 гг. дает нам несколько иную картину административно-территориального состава Нахчыванского санджака. Там теперь имелись две новые нахии - Кышлагат и Сайр Мавази.5*1 Первый является древней территорией Нахчывана на правом берегу Аракса. Второй образовался из части махапов Нахчыван и Алинджа. Вместе с тем в списках отсутствуют названия нескольких прежних махалов. Дело в том, что ликвидация османской оккупации повлекла за собой устранение всех административных переделов с их стороны. Махалы были возвращены в свои прежние провинции: Баргюшад и Урут в Кананат, а Зар и Зебил в Иреван. Упомянутый выше Базар-чай слился с Сисъяном. О других изменениях будет сказано ниже.

На протяжении XVI - первой четверти XVIII вв. Иреванская провинция имела стабильные границы. Ей принадлежали оба берега Аракса, причем большая часть территории приходилась на левобережье. Административное деление Иревана не было столь дробным, как в Нахчыване. Более полный перечень иреванских махалов приводит Ф. Кырзыоглу, ссылающийся на те же источники, что 3. Буниятов и X. Мамедов. При суммарном подходе к этим данным можно заключить, что в XVI в. в своих историко-географических пределах провинция состояла из махалов Веди, Гарни, Карби, Абаран, Шарабхаиа, Талын (Армави), Гейча, Кырхбулак/Армус, Дарачичак (все на левобережье), Тузлуджа/Сурмали, Игдыр, Аралык (на правобережье Аракса).57 Причем, Ф. Кырзыоглу обратил внимание на то, что в реестре не указаны махалы Гёйча и Дарачичак, составлявшие казу Гёйчагель.

Сопоставление списков деревень Агджакалинской казы 1590-1595 гг. и Карсской области 1886 г. выявило два иреванских махала на правом берегу Западного Арпачая - Агджакала/Зарушад и Нахчыван/Магазберд.58 Далее, сопоставление списка деревень Иреванского эялета 1728 г. с камеральными списками Иреванской провинции 1832, 1852, 1873 и 1886 гг. и их локализация дают основание заключить, что, кроме перечисленных махалов, в провинции издавна существовали махалы Мазра (на северо-восточном побережье озера Гейча) и Зарземип/Зар, Зебил. Этот махал в 1590 г. был показан османами в составе Нахчыванской провинции. Зарземин с древности известен как округ Цавдея/Сод/Цодк. В XVI в. он входил в провинцию Иреван.59 При сличении списков деревень Зарземина за 1590 г. и 1728 г. и Джаванширского уезда Карабаxской провинции за 1886 г.6" выяснилось, что этот махал охватывал юго-восточную часть Гейчи и верховья реки Тер-тер на восточной стороне хребта, т. е. современный Кельбаджарский район. И, наконец, Абник, который 3. Буниятов и X. Мамедов показывают в числе иреванских махалов, не имеет к Иревану, и вообще к Чухурсааду, никакого истори-ко-географического отношения. Скорее всего, он был присоединен к Иреванской ливе в административном порядке. Проведенная локализация этого топонима показала, что Абник/Авник являлся центром Пасинского санджака", расположенного вдоль верховья Аракса между Эрзурумом и Кагызманом.

Всего, таким образом, Иреванская провинция состояла из 15-17 махалов. Определение территориального состава данной провинции, являющейся основной, центральной частью Чухурсаада, даст возможность очертить пределы не только самой провинции, но и в значительной мере вилаета.

Верность этого заключения наглядно просматривается в материалах османской переписи 1724-1728 гг. Переписчики зафиксировали в Иреване, за некоторым исключением, тот же состав на той же территории, что и в 1590 г. Основное изменение внесла потеря двух махалов -Агджакалы и Магазберда, отошедших к Порте по решениям османо-кызылбашского мирного договора 1639 г. Изменения произошли также в самой провинции. Уже не существовал махап Шарабхана, деревни которого вошли в состав Абарана и Карби." Часть Веди была выделена в отдельную Садаракскую нахию. Во время второй османской оккупации (1724-1735 гг.) нахчыванский махал Шарур подчинялся Иревану. Произошли изменения в названии некоторых махалов. Талын переименован в Хынзырек, а Зар и Зебил составили единый махал Зарземин. В "Джамбре" (стр. 360) этот махал назван страной Кеолан, по-армянски Цар. Среди местных жителей эти названия звучат, как Келаны и Зар. Махал Зарземин (по-персидски "Золотая земля") смежен с Карабахской Хамсе, а с южной стороны - с Нахчыванской провинцией.

Рассмотрение перипетий османо-кызылбашских взаимоотношений, их постоянное противостояние в течение продолжительного периода (XV-XVII вв.) и агрессия осман, в конечном счете, определили современные рубежи обеих стран. Чухурсаад, оказавшийся на переднем крае этого противостояния, подвергся значительным территориальным потерям своих западных провинций: Карс, Алашкерт, Кагызман, Баязид, западная часть Шурагеля, Зарушад и Магазберд/Нахчыван. Не исключено, что эти войны стали побудительным мотивом для азербайджанской власти по внутренним административно-территориальным переделам между Чухурсаадом и соседними вилаетами. В итоге, в 30-х годах XVII в. в составе провинций - Иреван, восточная часть Шурагеля, Маку и Нахчыван определились окончательные территориальные пределы Чухурсаада.

____________
Примечания
:

1. Сафаров Р. Ф. Место Чухурсаада в исторической географии Азербайджана (к постановке нроблемы)//Азербайджан и азербайджанцы. 2003. № 1-2. С. 91-103.

2. Касумова С. Ю. Южный Азербайджан в III-VII вв. Баку, 1983. С. 49-66.

3. Петрушевский И. П. Очерки по истории феодальных отношений в Азербайджане и Армении в XVI-начале XIX вв. Л., 1949. С. 118.

4. Там же. С. 127-128.

5. Sumer Faruk. Kara Koyunlular (Başlanğiçtan Cihan-Şah`a kadar). I. C. 2. baskı. Ankara, 1967. S. 20-21.

6. Военно-статистическое обозрение Российской империи. Т. XVI. Ч. 6. Эриванская губерния/Сост. П. К. Услар. СПБ., 1853. С. 11-12.

7. Эфендиев О. А. Территория и границы Азербайджанских государств в XV-XVI вв.//Историческая география Азербайджана. С. 112 (далее-ИГА).

8. История Грузии. I. Тбилиси, 1962. С. 258-260.

9. Пириев В. 3. Об исторической географии Азербайджана ХШ - начала XV вв.//ИГА. С. 103, 105.

10. Папазян А. Д. Аграрные отношения в Восточной Армении в XVI-ХVII веках. Ереван, 1972. С. 50.

11. Мустафаев Ш. М. Восточная Анатолия: от Ак-Коюнлу к Османской империи. М., 1994. С. 37-49.

12. Петрушевский И. П. Указ. соч. С. 141-142.

13. Kırzıoğlu F.М. Osmanhlar'ın Kafkas Elleri'ni fethi (1451-1590). Ankara, 1993. S. 241. См. также карту-вклейку.

14. Эфендиев О. А. Азербайджанское государство Сефевидов в XVI веке. Баку, 1981. С. 147-149.

15. Kırzıoğlu F. M. Or. cit. S. 375.

16. ibid. S. 319.

17. ibid. S. 326, 349.

18. ibid. S. 295-296, 352-353.

19. Эфендиев О. А. Указ. соч. С. 199-200; Рахмани А. А. Азербайджан в конце XVI и в XVII веке (1590-1700 годы). Баку, 1981. С. 40, 45.

20. См.: Рахмани А. А. Указ соч. С. 35-38.

21. Эфендиев О. А. Образование Азербайджанского государства Сефевидов в начале XVI века. Баку, 1961. С. 111.

22. Новичев А. Д. История Турции. Т. I. М., 1963. С. 105-113.

23. Крымский А. 1) История Турции и ее литературы от расцвета до начала упадка. М., 1910. С. 4; 2) История Турции. Киев. 1924. С. 119-120 (на укр. яз.).

24. Рахмани А. А. Указ. соч. С. 43; История Ирана с древнейших времен до конца XVIII века. Л., 1958. С. 271.

25. Новичев А. Д. Указ. соч. С. 127-134.

26. Рахмани А. А. "Тарих-и алам арай-и Аббаси" как источник по истории Азербайджана. Баку, 1960. С. 93-94.

27. Петрушевский И. П. Указ. соч. С. 132-133.

28. Царевич Вахушти. География Грузии/Введение, пер. и прим. М. Г. Джанашвили. Тифлис, 1904. С. 32-34.

29. Петрушевский И. П. Указ. соч. С. 142.

30. Там же. С. 141-142.

31. Павлова И. К. Хроника времен Сефе-видов (Сочинение Мухаммад-Масума Исфахани "Хуласат ас-сийар") - М., 1993. С. 74.

32. Эвлия Челеби. Книга путешествия (Извлечения из сочинения турецкого путешественника XVII века). Вып. 3. Земли Закавказья и сопредельных областей Малой Азии и Ирана. М., 1983. С. 200, 201, 204.

33. Тверитинова А. С. Второй трактат Кочибея//Уч. зап. Ин-та востоковедения. Т. VI. М.; Л., 1953. С. 243; Аграрный строй Османской империи XV-XV1I вв. Документы и материалы/Сост., пер. и коммент. А. С. Тверитиновой. М., 1963. С. 97.

34. Папазян А. Д. Указ. соч. С. 49.

35. Tadhkirat al-Muluk. A manual of Safavid administration (circa 1137/1725)/Transl. and expl. by V. Minorsky. L., 1943. P. 101.

36. Рахмани А. А. Азербайджан: границы и административное деление в конце XVI-XVII ВВ.//ИГА. С. 121, 127.

37. Персидские документы Матенадарана. I. Указы. Вып. 2 (1601-1650 гг.)/Сост. А. Д. Папазян. Ереван, 1959. №21. С. 337-338 (далее -ПДМ).

38. Вахушти Багратиони. История царства грузинского/Пер., снабдил предисл., словар. и указ. Н. Т. Накашидзе. Тбилиси, 1976. С. 63.

39. Петрушевский И. П. Указ. соч. С. 134-135; Tadhkirat al-Muluk. P. 101-102.

40. Эвлия Челеби. Указ. соч. С. 107.

41. Тбилисская коллекция персидских фирманов. Т. 1/Сост. Вл. Путуридзе, А. Берже, Дж. Гаибов, К. Н. Смирнов, М. Н. Хубуа, М. А. Тодуа. Кутаиси, 1995. №100. С. 131; №102. С. 134-137, 1029.

42. Лордкипанидзе Яс. Нижняя Картлия в первой четверти XVIII столетия. Ч. I и П. Исследование источников и географические сведения. Тифлис, 1935. С. 383-388.

43. Там же. С. 54-55.

44. Tadhkirat al-Muluk. P. 100-102.

45. Мустафазаде Т. Т. Азербайджан и русско-турецкие отношения в первой трети XVIII в. Баку, 1993. С. 111.

46. Пространный реестр Тифлисского эялета: Борчалы и Казах (1728 г.)/Предисл., пер. и прим. Ш. Мустафаева. Баку, 2001 С. 6-7 (на азер. яз.). Сверка списков деревень 1728 г. (С. 120-150) и 1802 г. (АКАК. Тифлис, 1866. Т. I. С. 464) выявила, что под нахией Петек/Патак скрыт махал Памбак.

47. Kirzioglu F. М. Op.cit. S. 295-296.

48. Пространный реестр эялета Гянджа-Карабах/ Предисл., пер., прим. и коммент. X. Мамедова (Караманлы). Баку, 2000. С. 6 (на азер. яз.).

49. Kırzıoğlu F. M. Op. cit. S. 348-350.

50. Ibid. S. 375.

51. См.: Краткий реестр Иреванского эялета / Исслед., пер., прим. и коммент. 3. Буниятова и X. Мамедова. Баку, 1996. С. 8-9 (на азер. яз.).

52. ПДМ. Вып. 1 (XV-XVI вв.). Ереван, 1956. №4. С. 167-168; №11. С. 177.

53. ПДМ. Вып. 2. №2. С. 310-311; №4. С. 313.

54. Папазян А. Д. Указ. соч. С. 50.

55. Краткий реестр Иреванского эялета. С. 8-9.

56. Там же. С. 9; Пространный реестр Нахчыванского санджака/Предисл. и пер. 3. Буниятова и X. Мамедова. Баку, 1997. С. 6-8 (на азер. яз.).

57. Краткий реестр Иреванского эялета. С. 159-183; Kirzioglu F. М. Op.cit. S. 348-350.

58. Там же. С. 168-170; Свод статистических данных о населении Закавказского края, извлеченных из посемейных списков 1886 года. Тифлис, 1893, без пагинации (далее-Свод).

59. Папазян А. Д. Указ. соч. С. 50.

60. Краткий реестр Иреванского эялета. С. 120-123, 180-181; Свод.

61. Kirzioglu F. M. Op. cit. S. 171, 245.

62. Краткий реестр Иреванского эялета. С. 175; Симеон Ереванци. Джамбр/ Пер. С. С. Малхасянца. М., 1958. С. 366, 368.

           АКТУАЛЬНЫЕ СТАТЬИ          

Реальная История Азербайджана

Изменение этнополитической ситуации в Западном Азербайджане (1801-1921 гг.) и образование Армении
Западный Азербайджан рассматривается нами в территориальных рамках нынешней Армении. В ее состав полностью вошли Памбак-Шурагель, Лори и Агбаба, основная часть Иревана, креме Сурмали и Садарака, часть Нахчывана (Даралагяз и Мавазниихатун), большая половина Зангезура и горная часть Казаха.
Сложившийся сотни лет назад демографический баланс Чухурсаада и сопредельных провинций в начале XIX в. был нарушен наступлением России на Кавказ. Нежелание подчиниться новой власти положило начало массовому изгнанию азербайджанцев.


Реальная История Азербайджана

Политическое жонглерство Мехмета Али Биранда все же оказалось очередным политическим заказом

Цитата: "В 1988 году Гейдар Алиев ликвидировал статус автономии Карабаха и присоединил область к Азербайджану"
Мехмет Али Биранд, как оказалось, не осведомлен по поводу того, что Гейдар Алиев в то время не стоял у руля власти в Азербайджане, и стал президентом Азербайджана лишь в 1993 году. Что касается ликвидации автономии, то Нагорно-Карабахская Автономная Область (НКАО) была ликвидирована в 1991-м году, согласно Декларации о Независимости Азербайджанской Республики. В то время в Карабахе уже шла война...


 

free counters

 Web Analytics

Clicky

   |  

Copyright © 2010 MyAzerbaijan.ORG

При использовании материалов ресурса ссылка на первоисточник обязательна